[Закрыть]
 
Донецкий клуб спортивного туризма
  Вид на яйлу Ай-Петри. Крым. 2008 г.  
    Новости
Походы
Фотографии
Форум
Карта сайта
О нас    
 
Поиск:
  Вход в систему Регистрация  
  travel.1024.info >> Статьи >> Походы >> Пингвины Донецка (записки Шкипера)

Пингвины Донецка (записки Шкипера)

1.jpg Нам-то что, мы в тепле и уюте,
И весь вечер гоняем чаи,
Лишь бы те, кто сейчас на маршруте,
Завтра в лагерь спуститься могли.

(Ю.Визбор)

17.11.09.

Сегодня Рядовой по семейным обстоятельствам отказался от участия в походе.
-Это провал! - подумал Шкипер. И тут же одернул себя:
-Спокойно, нас все-ещё четверо, и это по-Правилам!

Вот уже более месяца я работаю с командой над этой операцией, и уже пару месяцев бьюсь над реализацией этой идеи. Областной Резидент взять на себя одобрение этого плана побоялся и перенаправил запрос в Центр. Там призадумались и выдвинули требования такие, чтобы неповадно было.

21-22.11.09.

Состоялся тренировочный выезд в Крым.
Рико: - Шкипер, а можно я здесь останусь и умру?
Шкипер: - Нет! Должен же медик практиковаться!

Марлин: - Шкипер, я каждый день много хожу по мокрой, грязной, холодной улице. Зачем дополнительно ехать в Крым?
Шкипер: - И, правда! Плед, кресло-качалка, собака у ног – все, чтобы спокойно встретить старость!

Силами участников состоялся полноценный семинар по темам «горная болезнь», «отморожения, цистит, пиелонефрит», «водно-солевой баланс». Салаги-то, небось, рассчитывали на песни у костра.
Джулиан обычно начинал рассказывать с фразы «Я где-то в интернете читал, что…»
Марлин же начинала с фразы «Когда Бог сотворил мир…»
(Позже Марлин мне высказала:
 - Когда ты обещал костёр и гитару, я даже подумать не могла, что под гитару у костра вы эту ересь будете рассказывать!)

29.11.09.

Сегодня договорился о недорогом проживании в гостинице возле САО (специальная астрофизическая обсерватория), по 350 рублей с хвоста – это же летние цены в период новогодних каникул! А еще, скорее всего, будет возможность посетить САО с экскурсией, всего-то по 60 рублей с носа.
Но эти маленькие достижения могут быть бесполезными, если не решим вопрос официального выпуска. Неопределенность длится уже почти полтора месяца.

1.12.09.

Этот лемур отказался от сала на перекусах в походе. Мне эта гадость и так не по вкусу. Остальные пингвины отказались то ли из солидарности, то ли из экономии.
Продолжаю искать снаряжение. Вроде, и команда маленькая, а те же проблемы. Придется побеспокоить коллег по прошлым походам.

7.12.09.

Обзвонил несколько знакомых, пообещали помочь со снаряжением.

9.12.09.

Поздно вечером получил сообщение: нас выпустили на маршрут! Я ждал этой новости 39 дней!

11.12.09.

Сегодня Рико был в ж/д кассах. «Ещё» или «уже», но билетов «туда» не было. Рико в панике. Когда успокоился, купил обратные билеты. Мне подобный штиль не в первой, справимся.

14.12.09.

Последние три дня занимался покупкой снегоступов для Ковальски. Во время крымского выезда мы присмотрели в местном магазине подходящую модель. Но пока мы чесали бока, от четырех пар осталась только одна. Созвонился, договорился, оплатил, переслали, сегодня забрал. Из всей команды только Ковальски имеет снегоступы. Как бы не остаться всем с ластами!
Завтра должна быть встреча команды. К Ковальски вопросов нет; к Рико больше всего вопросов, но он прийти не сможет; а Джулиан уже месяц не может выполнить комплектацию аптечки. Пришлось перенести встречу на четверг.

17.12.09.

Сегодня был определенно необычный день. Весь город засыпало снегом. Большие сугробы, надувы, метели,… Общественный транспорт слинял «в парк». На улице появилось устойчивое русло людского потока. Ну, вот и зима! А то смотришь на двухнедельный прогноз погоды по Архызу, а там +7…+9!
Встреча команды не состоялась. Но Ковальски получил свои снегоступы, Джулиан наконец-то докупил аптечку, а вопросы к Рико так и повисли в воздухе.
Еще раз попытался купить билеты, пока безуспешно.
При том, что обычно дорога с работы домой занимает около часа, сегодня добрался за три, и то только благодаря удачному стечению обстоятельств.

22.12.09.

Появилась определенность с раскладкой – Рико ее составил. В другом стиле, в другой форме, но ведь цель - не файлики для архива, а питание на маршруте.
Наметилась определенность и со снегоступами. Ковальски – единственный обладатель фабричных, я буду изготавливать один вид, Рико – другой, Джулиан упросил Рико сделать еще пару для него.

23.12.09.

От Марлин получил во временное пользование фотик, это хорошо. Не хорошо то, что еще нет билетов «туда», приходится, как на работу, каждый день ходить в ж/д кассы.

29.12.09.

Рико заявил, что стал обладателем снегоступов. Продукты закупил ещё не все, так что раздать их до Нового года не получится.
Последние несколько дней хожу в ж/д кассы уже дважды в день. Билетов ещё нет, надежда – есть.
А выезд уже на этой неделе! Веселенький будет день накануне: купить билеты, раздать снарягу, раздать продукты и собраться.

02.01.10.

Завтра выезд.
Сегодня был на редкость дурацкий день. Несколько часов потратил на попытки покупки билетов, и все зря. Короткий визит домой и опять в город, на встречу группы.
Около 8 вечера появились первые билеты. Ковальски был отправлен на вокзал, а я контролировал процесс по интернету. Мы буквально «вырывали из рук» эти билеты. Около 9 вечера у всей группы были билеты, правда, в разных вагонах и от разных станций.
Ночью продолжил собираться. Снегоступы сделать не удалось – не успел.

03.01.10. Начало

Так  случилось – мужчины  ушли…
(В.Высоцкий)

В полночь наш поезд отправился по маршруту. Встал, сразу к компьютеру – билетов завались!
Перед отъездом предприняли попытку обменять билеты и собрать группу в одном вагоне, неудачно.
Провожали Юнга, Рядовой и Марлин. Ощущаешь теплоту дружеской заботы.
В поезде обычная суета. У Ковальски единственного было нижнее место (не говоря уже о постельных принадлежностях), это и было местом общего сбора. Ну, там, поесть, посудачить.
На таможне обычный «развод»:
- Мы альпинисты, везем только личные вещи и снаряжение.
- А газ?
- Не-а, заказали.

04.01.10.

Тяжелый день переезда. Встать в 1 час ночи, чтобы выйти в Невинномысске в 2, дожидаться  на вокзале до 5 утра, чтобы покемарить в мягкой электричке на Черкесск до 7.
Встретил водитель Сергей, жаль не знает города. Первым делом отправили телеграмму о начале похода. Потом поехали искать МЧС. К сожалению, по официально опубликованному адресу располагался их учебный центр, а не сама спасательная служба, которая,  как и раньше, базируется на окраине города.
В МЧС первая реакция на нас – удивление. Вторая – «не рекомендовать выпуск». Дело в том, что со вчерашнего дня продолжается сильный снегопад при плюсовой температуре. В разных горных подрайонах выпало от 40 до 60см снега! Осадки должны прекратиться завтра в первой половине дня. И только оценив именно наш конкретный маршрут, выпуск разрешили, сказав, что перевал Карабет прост, а перед Озерным, в случае продолжения осадков, рекомендуется использовать резерв для отсидки.


- Под каким же номером вас регистрировать?
- Под счастливым!
- Ладно, будете первыми.

Долго ехали до поворота на САО. Водитель периодически спрашивал: «Здесь?», а я ему: «ну, там торговая точка была, потом мост слева». Команда спала, а мне приходилось слушать воровской шансон.
Потом были экстремальные 16,8км подъема к обсерватории по условно расчищенной от снега дороге. На подъеме несколько раз толкали машину, потом еще толкали и откапывали уже возле «Верхней гостиницы» и еще немного потолкали возле САО.
Сильный снегопад продолжался.  Эх, нелегки мысли руководителя!
Поселились в гостинице, и сразу же пошли в обсерваторию, успеть на последний сеанс.
Простому посетителю нет возможности так же красочно передать услышанную историю создания этого чуда отечественной техники, и до сих пор остающемуся одним из лучших телескопов в Европе. Как в течение нескольких лет поочередно создавались три заготовки для линзы телескопа, с какой кропотливостью они обрабатывались, как сложно транспортировались, как появился на свет этот Большой Азимутальный телескоп. И уж, тем более, куда мне, простому пингвину, передать величие, разнообразие и индивидуальность объектов Космоса, если мои знания в астрономии минимальны. И это при том, что и поныне земные приборы не чувствительны к 95% того, что наполняет космос.
На выходе купили диск по астрономии, один на всех.
Вернулись в гостиницу. Номер на 4 кровати с зеркалом, шкафом, телевизором, обогревателем. На кухне мойка, электрическая печь. В корпусе  туалет, душ. Нестандартное начало маршрута.
Световой день еще не закончился, поэтому мы пошли на снежные занятия. Выбрали участок склона и стали ходить вдоль и поперек, траверсом и вверх-вниз, по пояс в снегу и в снегоступах. Ковальски и Джулиан демонстрировали свои остаточные знания и навыки. Единственное, что не удавалось – попрактиковаться самозадержанию. Снег глубокий, где ни упади – даже не перевернешься.
Потом в гостиничном номере долго трепались, особенно Ковальски и Джулиан.
Дежурной, видимо, было непривычно, что посетители себе сами готовят на кухне, и сами моют за собой посуду. А нам – небывалая походная роскошь (это я про электроплиту).
Ближе к ночи появились устойчивые признаки улучшения погоды: просветы между облаками и понижение температуры. (Отлегло немного.) Ночь была звездной и очень красивой.

05.01.10, 1 день похода

Если  первый  день  такой,  то,  что же  будет  дальше?
(Ковальски)

Мы рано встали и деловито стали собираться.
Вчера решили, что поздравлять тайного именинника будем утром, а узнавать его – вечером. Прикольно. Одна из поздравительных фраз: «какая честь спать с тобой в одном спальнике!»
От гостиницы мы почти три часа подходили к тому месту, где летом начали движение по дороге!
Утро, мороз, солнечно и очень-очень красиво. Протяженные заснеженные хребты. Лучи солнца, отрывающие облачка с гребней. Безразмерная глубина ясного неба.
Когда Ковальски производил замеры величины снегового покрова, то у него всегда было 25-30 см. Когда же я шел первым, то это было  от «по колено» до «по пояс», а ведь во мне 1,80.
Это был показательный день по многим особенностям зимнего похода.
Чтобы понять, нужны ли снегоступы, достаточно пройти в снегу по пояс, оставляя за собой траншею, в то время, как участники с этим чудо-снаряжением проваливаются совсем незначительно, сантиметров на 20-30.
Самодельные снегоступы начали болтаться на ногах, а минут через 20 и вовсе слетать. У самодельных кошек проворачивались зубья, и надежность предмета становилась непредсказуемой.
Одно дело знать слова «наветренный» и «подветренный» склоны. Совсем другое – в одном из них прокладывать траншею глубиной в метр и прокапываться через надув, и в другом – стоять на замерзшем травянистом склоне, зачехленном плотным фирном под сильным ветром. Иногда настолько сильным, что вмеру упитанного хорошо груженного  пингвина сносит.
Итак, мы три часа подходили к дороге. Саму дорогу мы не нашли, она угадывалась по двум признакам: проем в заборе и над ней глубина снега поменьше. Потом дорога обозначилась бровками, по одной из которых мы и старались идти. Рико и Джулиан уже достаточно намучились и сняли вечно спадающие снегоступы. Ковальски сдался последним – он просто еще не привык в них ходить.
Там, где дорога обходит по западному склону безымянную вершину 2326м, мы решили не идти, потому что это была подветренная сторона. А пошли прямо через вершину, сделав невзначай первое восхождение. Потом опять спустились на дорогу. Опять шли по ее краю. А в том месте, где дорога делает резкий поворот на восток и начинается спуск в долину реки Маруха, нам пришлось буквально прорывать себе проход через снежный надув, чтобы выйти на гребень хребта Ужум.
Во время небольшого привала я, указывая на кош, произнес: «здесь могло быть место нашей ночевки». Красивый такой кош, где-то на склоне, по крышу в снегу.
Идти по западному (подветренному) склону – летний вариант прохождения -  как-то расхотелось. Мы же туристы, а не  археологи или там шахтеры какие-то. Пока начали подъем по гребню, служащему одновременно границей разделения снега и фирна. Попробовали еще потренироваться самозадержанию. Это определенно неправильный склон с неправильным снегом, не иначе!
С опытом приходят и неосознанные восприятия. Мне не обязательно видеть тропу на склоне, я могу ее чувствовать. В данном случае мне несколько раз говорили, что на восточном склоне есть хорошая тропа, проходящая траверсом под вершиной Пастуховой прямо под перевал Карабет. И в GPS была «забита» точка-развилка.  Но мы поднимались по гребню, я подолгу всматривался в склон  и не чувствовал тропы. Весь восточный (наветренный) склон крутизной под 30 градусов одинаково засыпан снегом, а «подрезать» свежевыпавший снег было сродни самоубийству. Не мой стиль.
Мы немного приспустились по хребту и по гребню северо-восточного отрога начали спуск в долину реки Маруха, в направлении видимого коша.
Сначала под ногами была желтая пожухлая трава с многочисленными выходами мелких камней, и все это покрыто несколькими сантиметрами вымороженного ветром фирна. Самое время было одеть «кошки». На этом участке и намучился Рико, у которого они не держали боковую нагрузку и слетали с ноги. Походил немного и снял «кошки». А ботинки у него городские, без рифленой подошвы. Как он там шел?
Потом пошел снежный участок, и мы лавировали между выполаживаниями, поочередно направляясь то к правой, то к левой границе леса.
И, наконец, спуск по глубоко заснеженному лесу, через поваленные деревья и торчащие ветки, в обход небольших сбросов и при свете фонариков. Донимало не то, что перчатки могли переходить из мокрого состояния в твердое, а то, что они прилипали ко всему, даже к веткам.

Рико: - А что такое кош?
Джулиан: - Это тоже самое, что колыба в Карпатах.

Спустились, порадовались и поплелись к кошу. Он оказался многокомнатным, что меня несказанно удивило. Наверное, это остатки погранзаставы. Выбрали комнатку поцелее, Рико растопил печь, Джулиан застелил лежак, Ковальски занялся ужином.
Первый день выдался ярким, насыщенным. Вот только Ковальски пришлось заплатить треккинговыми палками, которые лес как-то незаметно отобрал на спуске.
А именинником оказался Рико, который получил разные подарки и воздушный шарик в придачу.

06.01.10, 2 день похода

Мороз  и  солнце –  день  чудесный…
(классика)

День был определенно сказочный. Уже только ради него стоило поехать зимой на Кавказ.

Встали нормально, в 7.30. Вышли не нормально, около 11.
Немного формальностей. «От коша начали движение левым берегом долины реки Маруха. На склоне читается две грунтовые дороги: одна, обозначенная на карте, расположена выше на склоне, вторая – лесовозная, вдоль реки. Под снегом дорога читается по приподнятым бровкам на обочинах, по которым удобнее осуществлять движение. Отмечаем наличие обозначенных на карте МТФ (молочно-товарных ферм), правда, разрушенных. Через некоторое время вышли к бревенчатому мосту для перехода на правый берег. Проходя мимо, посмотрели на небольшие лавинные выносы с восточного склона хребта Ужум.»
А на самом деле это был необычайно солнечный, светлый и от того радостный день. С легким морозом, до 5 градусов. С несложными переходами по целинному снегу. В окружении сияющих снегом вершин, коричневых скальных выходов, выглядевшими желтыми зеркалами. Мимо черных понурых деревьев, идя параллельно искрящейся холоднючей реке с льдинками, проталинами и снежными шапками на камнях. В паре мест проходя мимо небольшие лавинные выносы. Коши с загонами для скота, ютящиеся на склонах то правого, то левого берегов. Развалины молочных ферм. Старая штольня. Обелиск советским воинам.

Рико: - Жаль, что приходится идти в очках!

И особым предметом обсуждения были следы зверей. Эти, возле коша, вроде лисьи. Эти похожи на заячьи. Эти – определенно волчьи. Но больше всего поразили следы, похожие на медвежьи, которые начинались под ветками одного дерева (упал?) и заканчивались под ветками другого. Может, мишка в гости ходил?
По широкому бревенчатому мосту перешли на правый берег и продолжили несложный подъем по долине. Дорога пару раз терялась в лесу, но мы ее всё равно находили.

Джулиан: - А давайте через 5 минут устроим привал!
Шкипер: - Не заслужили еще!

В 15.30 устроили перекус, первый за время похода. Еле уговорили меня – до места ночевки по GPS оставалось пройти около 3км. Ох уж мне эти стереотипы, типа поесть!
В сумерках вышли к кошу, в котором решили заночевать. Хотя, пожалуй, назвать кошем место нашей ночевки не корректно. Это было кирпичное здание, одно из наиболее сохранившихся строений, в целом являвшееся частью упоминаемого в описаниях и ныне разрушенного сырзавода. Несколько комнат со следами варварского отношения. В одной из них были печь и лежак. Ковальски, как смог, укрепил то, что закрывало оконные проемы, Рико занялся печкой, Джулиан – лежанкой. Снег топили на печке, готовили на горелках.
За день выяснилось, что Рико оставил в прошлом коше мобильный телефон, хоть и не работающий. Я думал, это шутка такая! А Король Джулиан забыл ледоруб! Ну как можно забыть самую главную вещь в походе? Лемур - что с него взять?

07.01.10, 3 день похода

И  тут  у  меня  кончились  батарейки
(Джулиан)

Сегодня был важный день, ответственный. Нам предстояло пройти перевал, определяющий сложность похода (с другой стороны, это всего лишь некатегорийный перевал в некатегорийном походе). Поэтому встали как обычно (в  6.30), а вышли раньше, чем обычно (- в 8.30). В этот раз никто ничего не забыл.

Рико: - Шкипер, можно я оставлю тут свои снегоступы? Они уже не работают.
Шкипер: - А не жалко? Ведь сам делал.
Рико: - Нет, я в них разочаровался.
Шкипер: - Тогда, можно.
Джулиан: - А мне?
Шкипер: - А ты неси.

Уходя, окинул взглядом место нашей ночевки. Как же печально выглядит добротное кирпичное здание на хорошем фундаменте, но уже без окон, с развороченными полами.
Через 100-150 метров подошли к обозначенному на карте месту брода. По-зимнему спокойная река широким разливом монотонно текла в этой части долины. По берегам в пойме реки камни были укрыты тонким слоем хрупкого льда. На обоих берегах торчали шесты, указывая направление прохождения. Это, определенно, лучшее место брода.
Я послал Джулиана вниз по течению, чтобы он еще поискал брод. А Рико – вверх по течению, в поисках обозначенного на новой карте моста. Сам же вместе с Ковальски намечал линию перехода. Как я иногда говорю, «лучше намочить ноги, чем их сломать».
К счастью, Рико нашел мост. Это была добротная металлическая конструкция, чему я был удивлен.
Мне было известно, что перевал Озерный имеет две седловины. Та, что северная – «классическая», восхождение на которую описывается в литературе примерно так: по травянистому склону вверх-вправо к редкому сосняку, петляя по лесу, тропа выводит к кошу, потом поднимается по вытоптанным овцами лугам.
Далее небольшой фрагмент отчета: «поскольку восхождение на перевал осуществлялось на третий день после прекращения осадков, и отсутствовала возможность визуально оценить безопасность зимнего восхождения по описываемому пути подъема, руководитель предпочел выполнить подъем по гребню юго-восточного отрога, участки которого хорошо просматривались с каждого места привала.»
Это было проявлением зимней тактики прохождения – «сложнее, но безопаснее». И оно того стоило! Из почти 760м набора высота по этому гребню мы набрали около 650м.
В нижней части склон был заснежен, и тропить было непросто. К тому же, мы придерживались окраины леса в поисках тропы к кошу. Но нормальных проходов в лесу не наблюдалось, окраина леса была крутовата, и я окончательно решил подниматься дальше по гребню.
Ещё в прошлом, насмотревшись конфликтов в группе на почве недосказанности и тихушничества со стороны руководителя, решил не повторять тех же ошибок. Все важные вещи должны быть оговорены! Это - аспект безопасности.
Вот так сидишь на привале и рассказываешь участникам, не только где мы сейчас пойдем, а ещё и почему.

- Выходим. Джулиан, идешь первым.
- Туда? Туда? Туда? (указывая палкой)
- Идешь в конце!

Потом была затяжная тропежка, с привалами и регулярной сменой ведущего. Крутизна была невелика, но глубина снега доходила до метра.
В верхней части движение осуществлялось только по наветренным, открытым и сильно продуваемым участкам. Опять под ногами пожухлая трава, зачехленная несколькими сантиметрами плотного фирна с многочисленными выходами камней. Тут уже безопаснее было идти в «кошках». Рико, без «кошек»,  поставил вторым. Ну, а мыслями о том, что камни «кошкам» не на пользу, голову не забивали.
Так и поднимались. Короткие переходы с одного отрога на следующий осуществлялись только в верхних точках предыдущих. И каждый раз, прежде чем сделать это, я оценивал крутизну склона и насколько много снега над местом перехода, в некоторых случаях выпускал участников по одному, сам же выполнял роль наблюдателя за склоном.
Лишь однажды понадобилось траверсом пересечь снежный карниз. Без этого, ну, никак. Небольшой всплеск трудности с элементами техники и повышенной мозговой активности. Вытоптали площадку, сняли рюкзаки и уложили их поустойчивее. Все одели верхние системы, обвязались. (Как-то вдруг выяснилось, что у Рико нет карабинов и восьмерки!). Достали веревки. Я установил снежный якорь и закрепил 50-ку. Ковальски налегке спустился дюльфером и подготовил вторую площадку. Потом подвязал вторую веревку и получился челнок. Я помогал выбирать веревку, пока Джулиан готовил рюкзак. Потом Ковальски выбирал, а Джулиан выдавал через восьмерку веревку, отправляя очередной рюкзак. Потом дюльфернули Джулиан и Рико. (Проходить карниз всегда так интересно!)

Воспоминания Ковальски: «отходишь-отходишь потихоньку назад, потом вдруг проваливаешься и зависаешь на веревке, мордой в снегу»

Пришел мой черед спускаться, но с нижней страховкой. Снежный якорь вмерз за время общего спуска, пришлось повозиться, пока извлек. Хотел спуститься на три такта. Потоптался на краю карниза – не получается. Пришлось делать срыв – полет – скольжение – поворот – самозадержание, дальше ножками. Группа в сборе, общее время прохождения этого участка 40-50 мин.
Продолжили подъем по открытым участкам, сильный ветер.

- Рико, ты как?
- Нормально.
- Джулиан, ты как?
- Кажется, у меня кончились батарейки.

Ковальски шел первым, присматривая за Рико. Я держался неподалеку от Джулиана, иногда притормаживая впереди идущих, иногда, наоборот, указывая им направление на небольшом определенном участке.
Сумерки прошли, когда мы оказались на гребне хребта Ужум. По данным GPS, тур был неподалеку, но снимать записку в такое время?… До ближайшего коша более часа. Решение возникло само собой. Немного прошли в сторону тура по гребню в поисках незначительного понижения хребта. Здесь уже было почти безветренно. Глубина снега около 130 см. Обозначили на снегу габариты палатки, выровняли площадку на глубине около 60 см, растянули палатку. Что-то поели, что-то попили. Тепло, сухо, комфортно.

Джулиан: - Теперь я понимаю, почему Шкипер сказал мне нести снегоступы! (правильный  ответ –  для  горелок)

08.01.10, 4 день похода

Проснулись в тепле и уюте. Тихо, светло, спокойно. Сквозь приоткрытую молнию можно рассмотреть северную седловину перевала. Наша палатка в непосредственной близости от южной седловины. В утоптанном снегу вокруг палатки разбросаны рюкзаки. Треккинговые палки, ледорубы и прочие якоря для палатки вмерзли, их нужно выкапывать.
Но виды! Как передать виды с высоты гребня хребта? Погода ясная, и далеко вокруг видны горы, склоны, вершины, перевалы. Много снега, звенящая тишина и полное безлюдье. Ближайший осколок цивилизации – посёлок Архыз находится за перевалом. Ты не просто наедине с Природой, ее красотой и гармонией. Ты сейчас и наедине со стихией, пусть и спящей.
Как-то незаметно перестали поздравлять тайных именинников. Неужели так тяжело пожелать людям что-то хорошее?
Вышли поздно. Еще бы немного – и пора было бы делать перекус.
От места ночевки за 15 мин подошли к туру.

- Рико, тебе предоставляется почетное право «снять» записку из тура.
- А что такое тур?
- ??? Вот эта горка камней.

Думаю, мои восприятия этого традиционного для горных походов момента несопоставимы с ощущениями других членов команды. Ведь им не приходится думать «а вдруг записки не будет?».
Фрагмент отчета: «С перевала снята записка группы туристов из г.Ростова-на-Дону в количестве 6 человек от 09.10.2009, руководитель Анучина Светлана.» (Забегая на несколько недель вперед, хочется рассказать о том, что я написал ей письмо-подтверждение и оказалось, что она, в свою очередь,  сняла нашу записку команды «ПоДорожников» летнего похода с перевала Чилик. Мы как-бы встретились, хоть еще ни разу не виделись.)
Спуск начали просто по гребню в сторону видимого перевала Архызское седло. Это был именно тот участок, для которого я точно знал, что нужны будут снегоступы. Мы шли как малые вездеходы. А я шел и улыбался, вспоминая летние похождения, место, где оставляли рюкзаки, место, где переходили ручей, место стоянки среди причудливых камней, котелок молока, который принесли чабаны, …
Кош был засыпан снегом под самую крышу. «Здесь могло быть место нашей ночевки»,- в очередной раз пошутил я. Там, где летом я напутствовал группу перед бродом, был глубокий снежный овраг. Но снег позволил нам пройти по его поверхности.
Потом небольшой взлет, за которым начиналась зона Архызского участка Тебердинского заповедника. Нам вниз. Тропы на склоне нет, только в GPS и моей памяти. Мы выбирали путь из соображений удобства прохождения, придерживаясь небольших расчищенных ветром возвышенностей. Идти нелегко. Мы меняем не только второго, но и того, кто в снегоступах. Первый участник тропит склон, частично притрамбовывая снег, второй проваливается еще сантиметров на 20, а два остальных идут-отдыхают.

- Рико, ты как?
- Иди! (сурово так ответил)

К некоторому моему удивлению, во всех местах, где летом мы пересекали ручьи, и зимой преспокойно текла вода. В  месте летнего брода мы перешли по снежному мосту, а все левые притоки – по камням через сугробы.
Частые спуски-подъемы в сочетании с тропежкой и поздним выходом как-то утомили группу, и в сумерках мы вышли к ручью на границу леса. Привычными действиями вытоптали площадку, поставили палатку, набрали воду в реке, утеплились и заселились. Дополнительно оборудовали снежную площадку под кухню и поодаль «тайную комнату».
Здесь невероятно тихо. И много-много звезд. (Но, главное, как и в прошлые дни, безопасно.)

09.01.10, 5 день похода

Перевал Архызское Седло, как любой н/к, отличается особой нудностью прохождения
(из летнего дневника)
Чем  лучше  у  вас  GPS, тем  безнадежнее  вы  заблудитесь
(почти по инструкции)

Нам предстояло совершить последний дневной переход по графику похода. Уже завтра нас должна ждать заказная машина для выезда с маршрута.
Рико, уставший вчера до состояния отчужденности, сегодня первым делом попросил показать перевал. Вот он, рядом. Несколько взлетов.
Встали рано, и вышли вовремя. (В сердцах, Рико оставил самодельные «кошки»!) Вернулись к нашей траншее в лесу, и пошли в сторону видимой седловины. То один взлет, то другой. Кажется, что каждый из них выводит на седловину. Снег глубокий и рыхлый. На привалах радость просто попить тёплой водички. Тропим. Скукотища!
«Веселье» началось, когда вышли на гребень, с которого уже виден перевальный взлет перевала Архызское седло.  И тут GPS дал сбой.
Мы сделали привал с перекусом, второй за время похода, он же последний.

- Будешь батончик?
- Это – батончик? Это же грильяж!

Из опыта участников: «зимой всё жидкое становится твёрдым, а всё газообразное - жидким или  тоже твёрдым, а всё твёрдое - каменным».
Я походил кругами, сверяя идентичные заснеженные склоны то с картой, то с летними воспоминаниями. И мы пошли вниз вдоль ручья, который сейчас (по эту сторону перевала) выглядел точно так же, как и летом (по ту сторону перевала). Это вам не набитая тропа летом,  это одинаково белый снег.
Только глубокий рыхлый снег, траверсировать по которому было не просто. Мы спускались правым берегом ручья Рапочай, на некотором возвышении над узкой полоской ручья, ступеньками прыгающему к своему устью в долине реки Большой Зеленчук.
В одном месте я решил осмотреть левый берег, при переходе снежный мост не выдержал, и я провалился в ручей. Стоя по грудь в снегу, снегоступами в ручье, было очень неудобно вылазить. Пришлось сначала снять снегоступы, потом отбросить рюкзак, после чего уже смог вылезти. Вернуться на правый берег было сложнее. Группа в это время сидела и ожидала на склоне. Какие прилежные!
Дальше повел Джулиан. Уже сумерки. Два левых притока прошли по поваленным деревьям, совместными усилиями отыскав приемлемые места переходов. Дальше опять по лесу, иногда обходя поваленные деревья, под свет фонариков.
«По мере подхода к устью ручья крутизна склона приближалась к стабильным 30-40 градусам, лес становился менее удобным для прохождения, периодически возникали короткие скальные  выходы, требовавшие значительных усилий для обхода» (фрагмент отчета).
Периодически GPS «пробивался» к спутникам и я мог узнавать нашу текущую высоту и расстояние до слияния. Было понятно, что ни в Архыз, ни к Б.Зеленчуку мы сегодня не спустимся. На каком-то участке появилась сотовая связь. Сначала сообщил в МЧС о нашем местонахождении – они уже начали волноваться. Потом отзвонил спасателю в Архыз. И, наконец, заказал машину на завтра.

Джулиан: - Впереди камни. Идти вверх или к ручью?
Шкипер: - Давай к ручью.

Еще через полчаса спуска я увидел камень, который ассоциативно извлек из моей памяти выражение «холодная ночевка». Возле второго аналогичного места я уже точно знал, что нужно делать: утеплиться, застелить пещерку под камнем ковриками и спальниками и лечь спать. На ужин (а не вместо!) был чай с перевальными шоколадками.
Огромный камень на склоне имел нишу, закрытую с трех сторон и позволяющую относительно комфортно лечь 3,5 человекам. Поэтому сам я лег с краю, отчасти под сводом пещерки, а наполовину на улице, в одежде и под кучей спальников. У меня было два варианта удовольствия: либо приоткрыть покровный спальник и наслаждаться звездным небом, но тогда мешал шум ручья, либо набросить спальник полностью на лицо – тепло, но ничего не видно.

Рико: - А ты раньше спал так?
Шкипер: - Нет, впервые.

10.01.10, 6 день похода, отъезд

Поход  продолжался  до  последней минуты
(Джулиан)

Ночевка оказалась очень комфортной и теплой, и только к утру со свода пещерки начал капать конденсат.
Нужно уметь отличать главное от второстепенного. Главное сегодня - успеть на поезд, а вот завтрак – это не главное.
Мы торопились, но чай попили.
И понеслось «продолжение окончания вчерашнего дня». Где-то через час небольшой участок крутого склона быстро сменился выполаживанием, лес стал реже и мы быстро вышли к устью ручья. И вот, мы на правом берегу Большого Зеленчука, на тропе в поселок Архыз. Параллельно нам через реку дорога.
В таких случаях подходящее выражение – «финишная прямая». Череда продолжительных и несложных переходов по тропе с небольшим набором высоты.
Из записей Ковальски: «Мы ломанулись по ней, как лоси по кукурузе».
На привалах звонки по мобильному в МЧС и водителю, уже ожидавшему нас. Послепоходные фото участников. Распределение работы по выходу в Архыз. Подсчет айрана.
Еще были небольшие антилеснические мероприятия: мы выходили через пансионат, а не через калитку заповедника. Перед базарчиком мы встретили лесника.

Лесник: - Давайте я вас на лошадях покатаю.
Шкипер: - Спасибо, не надо. Мы уже домой.
Лесник: - Так давайте я вас домой отвезу.
Шкипер: - Далеко. Лошадей жалко.

Пока Ковальски и Джулиан грузили рюкзаки в машину, Рико и я пошли в магазин за продуктами в дорогу, заодно скупили весь айран. Попытался отправить телеграмму, но безрезультатно.
Джулиану так хотелось хычинов, что я решил взять их на группу. И вообще, он начал говорить, что я не кормлю группу. Что за бред? Вчера ведь кормил, и позавчера кормил, и поза-позавчера тоже кормил…
По пути отметился у спасателя. Попутно узнал, что в Безенги группу россиян из 9 человек накрыло лавиной, выжили четверо.
Ну, вот и всё. Можно немного расслабиться. Едем в Невинномысск. Ребята спят. Я отсылаю СМС-ки. Поразительно: за окном (в долине) совсем нет снега, пасутся коровы и люди одеты по-осеннему.
На вокзал приехали примерно за час до отправления поезда. Продукты покупать не требовалось. Телеграмму отправить не удалось, но я решил этот вопрос по телефону.
Неприятно было то, что группу оштрафовали менты привокзальные. Фраза одного из них «Так вы туристы? Вот у него (указывая на второго) есть снегоход, ему нужны деньги на бензин. Ну, я вас оставлю, договаривайтесь» – была показательной.
В поезде отчасти немного вспоминали наши приключения, но все больше философствовали. Я раздал остатки подарков тайным именинникам и объявил об окончании активной части похода.
Со временем угомонились и заснули.

11.01.10, возвращение

Около 3 ночи прибыли в Ясиноватую, побежали в здание вокзала, где узнали, что через несколько минут с далекой платформы отправляется подходящая электричка. Добежали, успели, доехали.
Где взял – там и сдал. С ж/д вокзала Донецка для нас опять начинается городская жизнь, с ее заботами и обязательствами.

18.01.10.

Все выходные занимался написанием отчета. Самый разгар работы был по ночам. Это очень важный  и столь же творческий документ. Для его написания нужны и время, и настрой, и усердие. В написании помогал технический дневник, который прилежно вел Ковальски. И еще спасибо ему за помощь с фотографиями, как с наличием, так и с обработкой.

19.01.10.

Сегодня отчет был готов, сверен,  распечатан и переплетен. Как говорится, «сделал, что мог». Формальности начинают заканчиваться.
Вечером состоялась теплая встреча с участниками летнего похода и несколькими сочувствующими, помогавшими нашему зимнему путешествию. Говорил, в основном, я, описывая наши приключения по дням и отдельно останавливаясь на зимних особенностях. Рико в уме вспоминал пережитое, Ковальски дополнял детали, а Джулиан усиленно анализировал.

январь 2010

Сдал отчет. Остальное от меня уже не зависит.

февраль 2010

Окончен поход во всех его проявлениях.
Оглядываясь назад, хочется сказать Большое Спасибо! Многим!
- Супруге, сопереживавшей со мной все тяготы подготовки.
- Всем хорошим знакомым (имена которых я опускаю только из-за количества), которые не просто помогали со снаряжением, а  ВЕРИЛИ и поддерживали своей теплотой.
- Карине, помощь которой давно превышает формальные отношения с посредником.
- Всем тем туристам из далеких городов Казани, Ростова-на-Дону, Москвы и соседних городов Днепропетровска, Харькова, Запорожья, помогавшим мне в решении формальных вопросов, радевших о нашем путешествии. Со многими я ни разу не встречался, но это и не важно.
- И, конечно, участникам, которые в меру своего опыта и взглядов, прилагали усилия для успешного проведения нашего зимнего путешествия.

Заглядывая вперед, хочется пожелать всем и дальше не терять этой ниточки связи с Природой! Простые маршруты подготовят вас к сложным. Одни места путешествий сменятся другими. Но Вы оставайтесь всегда открытыми и искренними! И я буду Вам благодарен за это!

Конец


P.S. Не так уж просто бывает всколыхнуть память настолько, чтобы еще раз столь же ярко пережить насыщенные события, да еще и передать их в ощущениях непосредственного участника. Но я старался!
Саня Мартынов, он же Шкипер.

Шкипер   - Саня Мартынов, руководитель похода

Ковальски - Женя Шишкин, зам.руководителя и хронометрист

Рико   - Максим Мирошниченко, завхоз и ответственный за ремнабор

Рядовой - Эдик Токарев, несостоявшийся участник

Король Джулиан - Юра Попов, ответственный за аптечку

Марлин - Аня Чернышева, подруга «пингвинов»

Юнга - Андрей Мартынов, сын Шкипера

Последняя модификация: 28.08.10 20:49

Обсуждение в форуме

Оставьте Ваш комментарий в форуме >>>

10.04.10 08:21 Инна, Беларусь

Саня, огромный респект!
Еще раз убедилась в том, что Вы - прекрасный, грамотный, заслуженно уважаемый руководитель!
Удачи!

14.04.10 21:31 korsak

Педант. Точно педант. Да ещё и с творческими задатками

<smile src="qip.bm" />

Спасибо тебе, за это произведение!

06.05.10 11:12 Sonrisa

Такими мужчинами можно только гордиться!
Спасибо автору за статью! Очень интересно читать тем, кто не был в походе, но хотел бы о нем многое узнать.
Представляю, как интересно читать  тем, кто там был! :)

Просмотреть все комментарии в режиме форума. Всего комментариев: 3
Оставьте Ваш комментарий в форуме >>>

Ещё:
Литература
Снаряжение
Нормативные документы
Соревнования
Как изменять сайт

Предложите название клуба и сайта Постоянный адрес этого вопроса
Название клуба:
Имя домена сайта:
Комментарий:
Другие вопросы
Новости - Походы - Фотографии - Форум - Карта сайта - О нас
Разработка программного обеспечения - компания «КОИНС».